Зима. Фрагмент из "Два раза не умирать"

-Ну что? - я швырнул тетрадь об пол. Она стукнулась корешком и легла ровно вдоль паркета.
-Твою жеж налево! Четвертый раз сдаю - без толку. - Ира скривилась и почесала шею.
-Хочешь, попроую объяснить? - Я посмотрел на нее, будто оценивая.
-Было бы замечательно. Спасибо Ир.
-Ладно. В семь на дыбенко, ага?
-Сверху, снизу?
-Конечно сверху. Ещё я поездку тратить буду.

Капало. Я скрылся по козырьком. Мимо, пульсирующим потоком двигались люди. Почти у всех уставшие лица, на которых семьдесят вторым кеглем на лбу было выведено желание спать. Мерно вещали рекламу динамики на эскалаторах. Одни люди просто поднимались, другие держали в зубах сигареты, третьи говорили что-то в телефоны.
-Ой Ник, прости, я...
-Забей, Ир, - сказал я и подмигнул.
Ира рисовала на отдельном листочке снежинки светло голубой гелевой ручкой. Снежинки были красивыми. Ногти у Иры были короткие и покрашены прозрачным лаком. Такие ногти я ни кому не говоря, про себя называл "candy" - карамель. Она приподняла ручку и начала крутить её между пальцев.
-Так это что, получается... - я руками выделил часть текста И перенес образно в другое место на странице. - Это сюда, это преобразовываем и сюда, а это так? - Ира кивнула. - Млин. Я тупой.
Я откинулся на стуле и потянулся
-Я зиму хочу. Снега. - Сказала Ира. Я демонстративно взглянул на её листок.
-Я вижу.
-А давай поколдуем? Да не смотри ты так. Просто сублимируем мысль.
-М... И как ты себе это представляешь? - Ира встала и достала два чистых листа.
-Держи. Возьми карандаш. И попробуй написать как ты сам ощущаешь снег. Вот прямо внутри головы. Какие образы у тебя возникают когда ты представляешь себе снег.
Я взял лист и огрызок карандаша из "Икея". Провел по нижней губе острием грифеля. И начал.

Снег
Плохо представляю себе с чего бы начать. Снег... Я поставил многоточие и задумался. И вдруг что-то нахлынуло. Вот как-нибудь просыпаешься рано утром. За окном темно. Ты еще маленький, в своей смешной пижаме. Подходишь к окну. Из него видно два фонаря. Они светят оранжевым. На стекле изморозь. Такие красивые завитушки на окне. Ты берешь, подносишь стул к окну - тебе снизу так мало видно. Встаешь на этот стул. Ногами упираешься в горячую батарею. Ты в пижаме, поэтому тебе пока что не больно. Ты прижимешься руками к стеклу. Снизу на нем иней, а сверху видно улицу. Она укрыта тьмой, слвно залита черным киселем. Ты видишь как от твоих горячих ладошек стекло потеет. Ты смотришь на эту улицу. А на ней хоровод. Снежинки так интересно летят. Отни сетят из правого вегхнего угла окна. Где- то на трети их вдруг несет обратно вправо. Они возвращаются где-то чуть ниже середины окна. Потом ониприземляются на карниз, других - сдувает. Ты стоишь тек - под твоими руками холодное стекло, а коленки обжигает баьтареей. Ты почти не дышишь смотря на эту красоту. Ведь описать тот вальс снежинок, который чуть дальше нескольких сантиметров от стекла - совершенно невозможно. Это так дико красиво что ты терпишь и голод стекла и обжигающее тепло батареи. И тут вдруг ты видишь Человека. Он идет по улице черным силуетом.На нем что-то длинное шуба или плащ, что впрочем не важно. Одной рукой он держит на голове шапку. В другой у него портфель. Он идет медленно по улице. Шагает скорее всего на работу. Он спит почти. Не смотрит по сторонам и не видит что ты стоишь и смотришь на него из своего окна прижавшисруками к стеклу. Не видит. Вдруг ты слышишь голос. Тебе на плече кладут руку и говорят на ухо шепотом: "Ник, Ник, что с тобой.
Я оторвал карандаш от бумаги и внезапно поеял, что за плечо трясут меня и шепчут на ухо тоде мне. Да и не шепчут вовсе, а кричат. Я замотал головой и морок рассеялся. Я уже не ребенок. Да и не было у меня никогда розовой пижамы. Я - студен ведь, блин, ё-мое!
-Бррр. Вынос мозга. Ир, да в порядке со мной всё. - Она продолжала трясти меня за плечо но кричать уже перестала. Я взял её за плечи и прижал к себе. Стал глади ь её по голове, а она продолжала пытаться трясти меня за плечо. - Тихо тихо... Всё хорошо... Всё хорошо. Не знаю сколько мы так просидели пока оба не пришли в порядок. На белом свитере влажные пятна от слеж не заметны, но глаза у Иры покраснели, а нос распух. Я пошел на кухню и, найдя две чашки, налил в них воду и поставил в микроволновую печь. Ткнул музыкальный центр. Заработало "Наше Радио". Ира вышла из ванной уже превндя себя в порядок. Чай мы выпили молча. За окном завопила подъехавшей кареты скорой помощи. И мы Ирой посмотрели в окно. У меня по коже волосы встали дыбом. За окном шел Снег. Ира улыбнулась. И со вкусом сказала, явно получая удовольствие от самого произношения этого слова.
-Зима.

Неттун 20.10.2008