VHS 2013

Проходит полтора года, я, совершенно случайно захожу в свой Evernote и нахожу там черновик поста, который я, по неясной причине, так и не опублковал, видать просто забыл.

Пост был написан с опозданием в несколько месяцев, и заканчивался фразой

Простите, что так долго не писал этот отчёт

Это отчёт по моей первой (и пока что единственной) full-time ролёвке, VHS. Отчёт действтельно запоздал, но это не повод его не опубликовывать вовсе.

Меня зовут Альфред Моралес, мне сорок лет и я - специалист по безопасности в Клинике Святого Грегори. Официально, я устроен здесь, как санитар. Первые пару месяцев так и было, пока нашего покойного хирурга не заменил Нэйтан Джованни. Тогда всё поменялось. Сначала, вернувшись из недельного отпуска, Элизабет драйвер удивила нас повязкой на глазу, потом, ну мы всегда догадывались, но не думали, что случай столь запущенный. Марлоу стал "банчить". А потом Нейтан добрался и до меня. Он открыл мне глаза, паззл, наконец, сошелся, стало совершенно понятно, почему, не смотря на то, что n я убил и расчленил столько лет назад, мою прекрасную сестру Корделию так жёстоко убили. Это был тот же самый демон, мне не удалось его изгнать, но Нэйтан научил. Осталось лишь найти его.
Нэйтан привёл к Свету всю клинику, а Малышка Сэм, мне кажется, сама нашла его. Только меня ему провести не удалось - я прекрасно понимаю, что света нет, зато есть тьма и с ней надо бороться. Мы очень быстро заняли в городе одну из ключевых позиций, разделив нишу медицины с китайцами, а нишу наркотиков - сначала с русскими, а теперь с NYPA. День 25 я буду помнить. И следующий за ним день 26 - тоже.

День 26 я помню урывками.

Помню, как весь основной состав, верхушка, Драйвер, Джованни, Билдинг, Боуи, Уорнер, Марлоу, я, Эксплоужн, Саксон, Лонг добирались обратно в клинику. Идеальная мишень. Такое ощущение, что кроме меня никто всерьёз не воспринимал, что нас могут убить. Всех. Прямо там. И от банды ничего не останется. К счастью, на нас никто не напал. Мы шли с общего сбора, на который мы отправлись, закинувшись, все. Кто травой, кто экстэзи, кое-кто под героином, Марлоу и Джованни, как я помню, были под нашим самым забористым. К пяти утра всех начало крыть.

Помню, Марлоу вкалывает Нэйтану ещё дозу забористой, и даёт Сьюзен Лонг косячок из внутреннего кармана своего халата. Дальше не помню, меня начинает крутить. Помню, он с Билдингом запирается в операционной, а мы ломимся, как сумасшедшие. У него весь наркотик, мы это знаем. Через пять минут, операционная открывается и мы облепляем Марлоу с мольбами. Билдинг расшвыривает нас как котят - у нас нет сил, нас тащит к дозе. Билдинг швыряет меня на операционный стол. Приковывает. ставит капельницу. Начинается длительный и болезненный процесс детоксикации.

Когда я прихожу в себя, я весь мокрый, санитарская роба облепила меня, как целлофан. Билдинг собирается поставить капельницу Милдрет, но кто-то  кричит о том, что Нэйтан в коме. Я отстранённо думаю "ну пиздец" и проваливаюсь в небытие. Снова прихожу в себя, Нэйтана откачивают прямо в морге. Милдрет мьётся головой об стену, скребёт ногтями пол, её ломает. Я поднимаюсь с операционного стола, подхожу к ней, беру на руки, начинаю укачивать. Сломанные ногти, ссадины на лице, на руках, синяки. Стараюсь, не дать ей покалечить себя ещё больше. Вечность спустя возвращается Билдинг.

Помню первый случай проявления агрессии в клинике со дня 25. Бухгалтер Боуи, плотно сидящий на наркоте, во время очередннной из ломок, привязанный к операционному столу, отрывает крепёж с корнем. Я не раздумывая подбегаю к нему и укладываю его одним ударом. На том эпизод агрессии внутри коллектива заканчивается.

Полночи приходят сообщения от шестёрок, атакуют наши точки. Пару раз пытаюсь уснуть. Иногда даже получается. Надо снаряжать этих идиотов, объяснять им что делать в каких ситуациях. Большинство из них и пороха до дня 25 не нюхали. Под утро мы почти лишаем NYPA всей наркоты, но к ним присоединяются китайцы и выносят наших бойцов как котят на пустыре.

Почти тут же начинается поток раненых. Один за другим. Полиция, пасынки, байкеры, приходят даже итальяныцы, но не полечиться, а узнать, какие наши цены на "лекарства". Половина операций требует моего присутствия. Все так истощены, что забывают о безопасности. Мне приходится бегать с оружием по кабинетам, следить, где какая ситуация. Я пью много чая сдобренного болшим количеством алкоголя, за счет чего всё ещё держусь на ногах. Много шучу, фонтанирую политическими идеями. Не важно, сколь они осуществимы, Элизабет нужен мозговой штурм. В какой-то момент к нам приходит моя старая любовь, Грант, он, кажется, меня не узнает, а мне некогда разбираться.

В полдень, семь на восемь, у нас появляется инсайт, заставляющий нас думать о штурме, мы устраиваем встречу четы Эксплоужн. С ними вместе мы уже брали одну точку. Работы не становится меньше. получается информация, что полицейские предпочли нашмх услугам услуги китайцев. Потом появляется информация, что на нас штурмом придут Пасынки. В то же время пасынки всячески доказывают свою нам верность. Внезапно, затишье. Но мы, как никогда, готовы к штурму. Звонок в дверь.

-Кто там?
-Посылка.
-От кого?
-Анонимно.
Мы готовы к штурму. Каждый в клинике вооружён, зол и очень опасен.
-Кому?
-Вашему секретарю. - Мы все смотрим на Джину. Она принимает решение.
-Выбрасывайте эту посылку в помойку.
-Я могу показать её в окно. Джина делает шаг к кабинету Элизабет, из него открывается лучший вид. Несколько рук хватает её. Снайпер. Но я и Марлоу, решаем выглянуть. Я, в конце концов, безопасник. За окном стоит курьер с букетом цветов для Джины Уорнер от её возлюбленного Текила Бум. Мы истерически смеёмся.

Некоторое Время спустя ещё звонок. Тяжело раненый Егерь с чемоданом денег и сопровождающая его Люси. Прямо перед операцией, нас собирает Билгинг и говорит всего одно слово. «Демон».
И мы проводим обряд очищения его души. К этому моменту нас крепко прижимают по всем точкам влияния. И раскрывают нашего информатора в NYPA. Тело Егеря мы утилизируем в квартале от клиники. После чего, почти без промедления проводим нелетальный обряд помазания над Люси, после чего, стараниями Марлоу стираем ей мапять за прошедший день. Два дела света придают нам сил, хотя, казалось бы, откуда.
Помню, очередные переговоры, кажется с пасынками, я хожу по клинике, меня останавливает Джина. Она знает, что у меня есть выход на полицию. Кира Карвер, что пару месяцев назад проходила у нас обследование. Не ахти, какой контакт, но хоть что-то. Текила Бум не отвечает на телефонные звонки.

Звоню Кире.
Текила Бум
Снайпер.
Только что.

Джина Уорнер уходит в ванну. Звучит выстрел. Я открываю дверь ванной.

Помню: Я с джиной Уорнер на руках выбиваю дверь в приёмный покой.

Операционная, - кричу я, - Реанимация, - поясняю я. Доктора вскакивают, Все нахуй пошли из операционной, - кричу на развалившихся в нейвоенных я. И прохожу в операционную с пытавшейся покончить жизнь самоубийством Джиной на руках. Коллеги начинают реанимацию. Военные быстро ретируются. Много суматохи и я падаю на один из кожаных топчанов. Беру в руки "грушу" и начинаю крутить её в руках. Лучше бы, конечно, сферокотик Билдинга. Но коллега занят. Потому "груша". У меня нервный срыв на фоне всего этого ада. Я ничего не вижу и ничего не слышу.

Какое-то время спустя, я оставляю коллег: я в душ. И в душе до меня доходит, что я виноват в том, что Джина пыталась покончить с собой. Ведь я не знал, что выстрел смертельный. А самое главное, я не был уверен, что данные истинны. Из душа я иду сразу к Элизабет "шеф, я идиот" и тут кто-то кричит "ШТУРМ".

Я лежу в приёмнойм покое с простреленным животом. Надо мной стоит какая-то девушка и говорит, как она ненавидит меня и всех нас, что она ничуть не лучше. А я могу думать лишь о том, что моя милая Корделия так и осталась неотомщенной. Что я так и не нашел демона, телесную оболочу которого я убил, а его самого лишь незначительно ранил. Может быть, именно этот демон стоит надо мной.
И стреляет мне в голову.


Прошла моя первая ролёвка. Скорее успешно, чем нет. Прошла слишком быстро. Прошла в режиме одной жизни. Прошла, большей частью, играя в модельки. Почти никого из других банд я не видел, не успел повзаимодействовать. Но всё же дала мне отдохнуть от самого себя. В общей локации я вообще успел побывать всего лишь дважды: сразу после старта, когда я ещё даже не включился до конца в Альфреда Моралеса и post morten. Пусть. Не буду о плохом. О плохом уже всё рассказали.
Клиника. Клиника была просто потрясающа. Всем огромное спасибо. До игры я слышал, что Мафия собиралась и даже на встречах "до" все сидели по иерархии, рулил дон... У нас тоже было так. Атмосфера на сходках банды перенеслась и в саму игру. Ну не может быть субординации, когда вы - обдолбанные наркоманы, возомнившие себя паладинами. Не может быть у жёсткой иерархии, когда треть игроков - начальство: Элизабет была "внешним" руководителем, решала всю политику, проводила все переговоры, нашим "внутренним" руководителем был Нэйтан. Наш лидер и предводитель. Финансы и вообще так нелюбимую экономическую составляющую рулили у нас в открытую - Боуи, а в большей степени - Джина Уорнер.
Чего на игре действительно было много, так это speed [Название игры VHS - Violence Hate Speed]. Не было времени ни отдохнуть, ни поесть, даже в душ я сходил минут за пять. (Очень жаль, что банды не начали штурм на пять минут раньше а то была бы прекрасная сцена с голым кунг-фуистом). Я не успел решить ни одну из завязок: сестра (кстати, так кто её убил-то в конце концов), красавец О.В.Грант, не сыграла даже моя вторая (мистер Хайд) личность Марка (за что опять же почёт и уважение всей клинике, правило "тишина в библиотеке исполнялось столь ревностно, что даже противно, Марк проснулся один раз и то его тут же поймали и усмирили). Особая благодарность - чете Эксплоужн. "А кто-нибудь знает, как выглядит мой папенька" очень быстро превратилось в настоящую семейную идилию, смотреть приятно. А последний его рывок за дочерью со слов очевидцев - была просто огонь. Расскажите кто-нибудь в красках, я очень жалею, что этого не видел.

Спасибо всем байкерам, единственным, пожалуй, кто не пытался нас убить или предать. Спасибо NYPA, с вами играть было очень интерресно и тяжело. Спасибо полиции, а особенно Егерю(Боброудав), умершему на нашем операционном столе. Спасибо триадам, мы с вами почти не пересекались, но вашего влияния было больше чем достаточно.

Отдельное спасибо всем, кто штурмовал клинику. Я считаю, что клиника осуществила две победы: так испугать половину полигона, что выносить пришли тремя бандами; вторая же победа в том, что из десяти человек банды у нас выжила треть.

Очень порадовала любовная линия Текилла Бум и Джины Уорнер. Попытка самоубийства последней дала мне, пожалуй, сильнейшую эмоцию за всю игру и много баттхёрта для всей клиники.

Всем спасибо.

Не знаю, добавить, пожалуй, больше нечего. Разве что жалею, что не нашел времени на ещё какую-нибудь игру за этим полтора года.