Сорок седьмой

Мне нужно спасти киднепнутую девочку.

Всё распланировано, пройти три кольца охраны незамеченным, маска, пара дымовых гранат найти девочку и тайком же смыться, пока сжимаются кольца охраны, отвисевшись в колодце.
Но уже на втором кольце охраны меня палят. А я не вооружен. Применяю тот самый удар, которому научился в "выжить любой ценой". Оттаскиваю тело под ближайший куст, за чем меня палит второй охранник, метаюсь к нему роняю на землю с расчётом, что головой он тюкнется о бетонный поребрик, но чуть промахиваюсь, не достаю до поребрика с десяток сантиметров, хотя головой об землю принимает он тоже знатно. За тем, как я разбираюсь со вторым охранником, меня застаёт третий, и камень, которым я пытался размозжить голову второму, точно попадает в голову третьему.

Я в костюме, потому что в здании празднество, я рассчитывал пройти незамеченным, но теперь костюм весь в крови. Я запрыгиваю сразу в банкетный зал, разбив стекло своим же телом. Краем глаза вижу, что девочку, за которой я пришел, уводят по коридору. В банкетном зале только начальник охраны.

Я хватаю со стола маленький нож которым обычно яблоки чистят. И по столам бегу на него. Пистолет он выхватить не успевает (есть пара секунд, буквально, а пистолет надо достать, дослать патрон в патроноприёмник, прицелиться и спустить курок - проку от пистолета сейчас мало), но успевает схватить нож. ожесточённая борьба, я опытнее, но это всё равно сложно, у него уже несколько раз пробиты обе кисти, я разрезал ему сухожилия на обоих руках - кисти скрючились, но нож как влитой держится, хотя руки уже значительно медленнее, я несколько раз бью его этим ножом в живот (начальник охраны и без бронежилета?), но ему это как слону дробина, он улыбается, дескать, я буду стоять даже тогда, когда ты издохнешь от старости.

Наконец, я делаю много ударов в сердце под разными углами, пробивая грудину и только когда переломов в рёбрах так много, что нож начинает входить в тело как в масло - мой противник начинает слабеть. От ощущения входящего так в тело ножа мне становится дурно.

И я-вне-сна переворачиваюсь на другой бок и тем самым переключаю сон.

 

2013 03 05, Вторник.